Главная Новости организации Об организации Аудиоподкаст Видео Контакты
Главная arrow Новости для юриста arrow На одного осужденного в Украине тратят в год больше, чем на пенсионера

На одного осужденного в Украине тратят в год больше, чем на пенсионера

| Печать |
Автор Administrator   
03.08.2011 г.

Средний размер материальной помощи при освобождении из исправительной колонии составляет... 7 грн. Больше украинцу, отбывшему срок за совершенное преступление, от государства ничего не положено. Хорошо если он успел что-то заработать — это при условии, что в колонии хватало мест для желающих трудиться, были заказы. С учетом вычетов на содержание суммы скапливаются небольшие: от 40 — 60 грн. до нескольких сотен. И с этим капиталом нужно начинать новую жизнь.

Автор: НАТАЛЬЯ ДРЕМОВА,

Но дело не только в деньгах. Многолетняя изоляция меняет любого человека, а поджидающие на свободе трудности: восстановление документов, отсутствие жилья, пропавшее имущество, сложности с трудоустройством — заставляют многих махнуть рукой на эту самую новую жизнь. Проще вернуться к прежним, уже испытанным способам добычи денег, старому окружению. А там недалеко и до нового срока.

Молодые и трудоспособные

В июне ВР Украины приняла проект закона «Об амнистии в 2011 году» — досрочно на волю могут выйти до 10 тыс. осужденных за преступления, не являющиеся тяжкими. Депутаты, впрочем, поддержали не столько саму идею освобождения, сколько... возможность сэкономить деньги на содержании обитателей колоний. Это действительно тяжкое бремя для страны. Конкретную цифру озвучивал депутат ВР Валерий Бевзоев: на одного заключенного тратится ежегодно 13 тыс. грн. Это примерно на 4 тыс. в год больше, чем на старика, получающего минимальную пенсию.

1722 человека, по данным ведущего научного сотрудника сектора исследования проблем криминально-исполнительного законодательства Института изучения проблем преступности Национальной академии правовых наук Украины Ирины Яковец, отбывают пожизненные сроки. «Думаю, скоро ситуация с такими осужденными станет очень актуальной и требующей какого-то решения, — считает она.

— Все учреждения, предназначенные для их содержания, заполнены. Ежегодно 103 — 107 человек приговариваются к этой высшей мере наказания, существующей в Украине. Получается, нужно или создавать новые места, или освобождать тех, кто отбывает наказание». Новые места — новые расходы, в 2008 году (более свежих данных пока нет) на содержание 1400 «пожизненников» Украина расходовала около $2 млн. в год.

Сейчас свободы лишены более 156 тыс. украинцев, которые находятся в различных учреждениях государственной пенитенциарной системы: от следственных изоляторов до спецбольниц и исправительных колоний. Это почти на 15 тыс. человек меньше, чем в 2005 году. Делать вывод о том, что преступность идет на спад, из этой статистики не стоит: изолированных от общества людей стало меньше, потому что и численность населения за это время сократилась.

По информации Ирины Яковец, на начало этого года 24,5% приговоренных к лишению свободы граждан наказание предстояло отбывать за кражи. Среди обитателей колоний достаточно много тех, кто совершил преступление, связанное с наркотиками. Интересно, что осужденных, совершивших умышленные убийства (15%), больше, нежели отбывающих срок за грабеж или разбой, а также умышленное нанесение тяжких телесных повреждений, вымогательство, насилие и т.д.

При этом более 43% людей, которые находятся сейчас за колючей проволокой, всего-навсего 20 — 30 лет, а еще 32,5% составляют украинцы в возрасте 30 — 40 лет. В стремительно стареющей Украине три четверти изолированных от общества граждан — молодые, трудоспособные, находящиеся в тот самом золотом возрасте, когда можно учиться, обзаводиться семьей, искать свое место и предназначение в жизни. Примерно четверть из них приговорены судами к большим срокам, свыше 8 лет, 27% должны отбыть 5 — 8 лет колонии. А остальные, казалось бы, могли бы успешно адаптироваться после освобождения.

У семи нянек

Психологи выяснили, что у обитателей тюрем со сроком до 3 лет шансы остаться на свободе намного выше, чем у тех, кто сидел дольше. «А ведь больше всего осужденных на 3 — 5 лет лишения свободы, — сообщила Ирина Яковец. — Наши суды, назначая наказание с отсрочкой приведения приговора в исполнение, дают максимальные сроки, предусмотренные статьей УК: чтобы прокуратура его не оспаривала из-за мягкости.

Человек же, совершив после этого незначительное правонарушение, за которое его при других условиях никогда не осудили бы к лишению свободы, отправляется в колонию на максимальный срок. У судов нет возможности назначить наказание мягче, учесть характеристики подсудимого, обстоятельства. А каким он выйдет из колонии, сможет ли после этого оставаться на свободе?»

Большая часть действующих программ, связанных с облегчением социальной реабилитации вышедших на свободу украинцев, осуществляются при поддержке различных международных организаций. Свою лепту в это вносят общественные организации, церковные общины, предоставляющие помощь таким людям, создающие для них специальные центры и приюты. В самих колониях существуют так называемые зоны реабилитации, в которых с осужденными работают психологи и социальные воспитатели.

При 90 учреждениях исполнения наказания, по информации Ирины Яковец, работают ПТУ, в которых учатся свыше 10 тыс. осужденных. В колониях работают вечерние школы и классы, в которых можно получить среднее образование, — и учатся сейчас там 16,8 тыс. молодых и, что реже, не очень молодых людей. Сама система исполнения наказания частично способна дать осужденным дополнительные возможности для адаптации, но во многом помочь не в состоянии — это в компетенции других ведомств.

Ирина Яковец сообщила, что в настоящее время социальный патронаж и предоставление помощи отбывшим наказание украинцам в теории обязана осуществлять целая сеть заведений, существующих на средства местных и областных бюджетов. От кризисных центров и домов ночного пребывания до служб психологической помощи, центров занятости, соцадаптации, структур, занимающихся проблемами детей, семьи и молодежи.

А получается как в пословице: у семи нянек дитя без глазу. «Дитя», конечно, великовозрастное и с криминальным прошлым, но футболить его по инстанциям и чиновникам означает способствовать тому, чтобы он вернулся в места лишения свободы — на государственный кошт. Из тех, кто отбывает срок повторно, до 70% на свободе находятся недолго — 1 — 3 года или даже несколько месяцев.

Скупой платит дважды

В Европе реальные сроки лишения свободы получают только 25 — 27% всех осужденных. В отношении остальных суды предпочитают применять иные меры — например, штрафы, направление на общественные работы и т.п. И тому есть простое и прагматичное объяснение: чем меньше народу находится за решеткой — тем меньше тратится на их содержание денег налогоплательщиков. В Украине же, сообщила Ирина Яковец, приговоры, связанные с лишением свободы, суды выносят 28 — 29% всех осужденных.

Не в последнюю очередь это связано с тем, что под стражу часто берут людей, которые могли бы дожидаться суда на свободе. И в таких случаях оправдательные приговоры редки: кто и как должен компенсировать проведенное в камере время? Зачастую в таких случаях выносят приговор, связанный с лишением свободы, но аккурат на тот срок, который уже проведен в СИЗО либо перекрывающий его на день-два. Спрашивается, зачем государство расходовало средства и ресурсы на изоляцию такого правонарушителя, когда в УК Украины есть и залог, и ограничение свободы, и другие меры?

Результаты мониторинга, предоставленного экспертом украинского Центра судейских студий Андреем Алексеевым, говорят, что при досудебном содержании под стражей рассмотрение дела в суде происходит... в три раза дольше. И государству, получается, эта неторопливость обходится дороже.

Источник Украина Криминальная
www.cripo.com.ua

 
« Пред.   След. »

""